Cлово "УЛИЦА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: УЛИЦУ, УЛИЦАМ, УЛИЦЕ, УЛИЦЫ

1. Пожар
Входимость: 45. Размер: 51кб.
2. Каин и Артём
Входимость: 39. Размер: 62кб.
3. Голубая жизнь
Входимость: 35. Размер: 108кб.
4. Бывшие люди
Входимость: 27. Размер: 54кб.
5. Жизнь Клима Самгина. Часть 1, страница 18
Входимость: 25. Размер: 57кб.
6. В Америке. Город жёлтого дьявола
Входимость: 25. Размер: 25кб.
7. Жизнь Клима Самгина. Часть 3, страница 2
Входимость: 24. Размер: 54кб.
8. 9-е января
Входимость: 24. Размер: 49кб.
9. Жизнь Клима Самгина. Часть 3, страница 4
Входимость: 23. Размер: 46кб.
10. Мои интервью
Входимость: 23. Размер: 146кб.
11. О тараканах
Входимость: 22. Размер: 111кб.
12. Зрители
Входимость: 19. Размер: 21кб.
13. Городок Окуров. Страница 6
Входимость: 19. Размер: 26кб.
14. Жизнь Клима Самгина. Часть 2, страница 24
Входимость: 18. Размер: 58кб.
15. В людях. Глава 4
Входимость: 18. Размер: 53кб.
16. Пятницкий К. П.: Г. А. Лопатин в гостях у Горького на Капри (Отрывки из дневника)
Входимость: 17. Размер: 84кб.
17. Жизнь Клима Самгина. Часть 4, страница 21
Входимость: 17. Размер: 37кб.
18. Анекдот
Входимость: 17. Размер: 56кб.
19. Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. Глава вторая. Страна и ее враги
Входимость: 17. Размер: 100кб.
20. По Союзу Советов (часть 2)
Входимость: 16. Размер: 65кб.
21. Жизнь Клима Самгина. Часть 2, страница 23
Входимость: 16. Размер: 63кб.
22. Между прочим
Входимость: 16. Размер: 127кб.
23. Жизнь ненужного человека. Глава 21
Входимость: 15. Размер: 25кб.
24. Вездесущее
Входимость: 15. Размер: 19кб.
25. Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре 1917-1918 гг. (Приложения)
Входимость: 15. Размер: 119кб.
26. Жизнь Клима Самгина. Часть 2, страница 22
Входимость: 15. Размер: 52кб.
27. Экзекуция
Входимость: 14. Размер: 52кб.
28. Жизнь Клима Самгина. Часть 3
Входимость: 14. Размер: 45кб.
29. Жизнь ненужного человека. Глава 9
Входимость: 14. Размер: 29кб.
30. Бык
Входимость: 13. Размер: 77кб.
31. Детство. Глава 6
Входимость: 13. Размер: 15кб.
32. Горемыка Павел
Входимость: 13. Размер: 45кб.
33. В людях. Глава 2
Входимость: 13. Размер: 30кб.
34. Скиталец: Максим Горький
Входимость: 13. Размер: 139кб.
35. Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре 1917-1918 гг.
Входимость: 13. Размер: 62кб.
36. Пропагандист
Входимость: 12. Размер: 44кб.
37. Жизнь Матвея Кожемякина. Часть 1, страница 7
Входимость: 12. Размер: 25кб.
38. Как поймали Семагу
Входимость: 12. Размер: 14кб.
39. Дележ
Входимость: 12. Размер: 9кб.
40. Мои университеты. Страница 4
Входимость: 12. Размер: 57кб.
41. В людях
Входимость: 12. Размер: 34кб.
42. Жизнь Клима Самгина. Часть 2, страница 21
Входимость: 12. Размер: 57кб.
43. Беседы о ремесле
Входимость: 12. Размер: 151кб.
44. Жизнь Клима Самгина. Часть 4, страница 14
Входимость: 12. Размер: 47кб.
45. Товарищ!
Входимость: 12. Размер: 12кб.
46. Детство. Глава 7
Входимость: 12. Размер: 24кб.
47. Мордовка
Входимость: 11. Размер: 49кб.
48. Н.А. Бугров
Входимость: 11. Размер: 69кб.
49. Мои университеты
Входимость: 11. Размер: 62кб.
50. Жизнь ненужного человека. Глава 19
Входимость: 11. Размер: 21кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Пожар
Входимость: 45. Размер: 51кб.
Часть текста: реку, в синевато-серую пустоту лугов. Только летом, в праздничные дни да жаркими ночами, доможители Мало-Суетинской вылезали из своих жилищ, располагаясь в бурьяне откосов для бесед, пьянства и любви, возбуждаемой не столько игрою здоровой крови, сколько желанием избыть скуку нищей жизни. Улицей назывались две узкие полоски земли между линиями домов и откосами съезда. Старенькие дома, распухшие от обилия жителей, смотрели друг на друга через съезд водянистыми очами окошек недоверчиво или жались друг ко другу, не то осторожно спускаясь вниз, к простору широкой реки, не то с трудом восходя наверх, к тихому городу богатых купцов и строгих чиновников. Тесно, точно кадки огурцами, дома были набиты мастеровщиной, всё - скорняки, жестяники, столяры и портные для лавок готового платья на балчуге (от татарского – «болото», «грязь». Ещё со времён Ивана Грозного на в таком месте обычно строили кабаки; вокруг них развивалась мелкая торговля, рынок – Ред.). Эти люди с утра до ночи создавали непрерывный шум - особенно выделялся стук деревянных молотков по листам жести и дробные удары тонких палок по шкуркам меха. Плакали дети, ругались женщины, безумно орали пьяные – жизнь Мало-Суетинской улицы, задыхаясь в тесноте и грязи, пела всем знакомую бесстыдную песню. Все доможители не любили свою улицу: земля под окнами домов была заплёскана помоями, засорена разной дрянью, из подворотен выбегала мелкая стружка, текли грязные ручьи; в траве у заборов блестели обрезки жести, куски стекла, летом они вонзались в ноги детей. Только раз в году, на троицу, домохозяева - не все, конечно, - сметали сор улицы измызганными мётлами под откосы съезда. И на стенах домов грязи наросло не меньше, чем на земле. По субботам бабы старательно мыли полы, но от этого только кислый запах гнили растекался в воздухе да с утра до вечера на улице стояли лужи удивительно грязной воды. Осенними ночами, когда в большинстве окон огонь погашен, а в некоторых ещё горит, улица, под...
2. Каин и Артём
Входимость: 39. Размер: 62кб.
Часть текста: подолгу на одном предмете, но всегда быстро бегали из стороны в сторону и всюду сеяли улыбки — робкие, заискивающие, льстивые. Каждый, кто видел эти улыбки, сразу понимал, что основное чувство человека, который так улыбается, — боязнь пред всеми, боязнь, через секунду готовая повыситься до ужаса. И поэтому каждый, если ему было не лень, усиливал злыми насмешками и щелчками это всегда напряжённое чувство еврея, пропитавшее собою не только его нервы, но, казалось, и складки парусиновой одежды, — она, облекая от плеч до пят его костлявое тело, тоже вечно трепетала. Имя еврея было Хаим, но его звали Каин. Это проще, чем Хаим, это имя более знакомо людям, и в нём есть много оскорбительного. Хотя оно и не шло к маленькой, испуганной, слабосильной фигурке, но всем казалось, что оно вполне точно рисует тело и душу еврея, в то же время обижая его. Он жил среди людей, обиженных судьбой, а для них всегда приятно обидеть ближнего, и они умеют делать это, ибо пока только так они могут мстить за себя. А обижать Каина было легко: когда над ним издевались, он только виновато улыбался и порой даже сам помогал смеяться над собой, как бы платя вперёд своим обидчикам за право существовать среди них. Жил он торговлей, конечно. Он ходил по улицам с деревянным ящиком на груди и тонким голосом кричал: — Вак-ша! Спичкэ! Булавкэ! Шпилькэ! Голантегей-ного товаг-у! Разный мьелкий товаг-у! Ещё одна черта: уши у него были большие, оттопыренные, и они постоянно прядали, как у пугливой лошади. Торговал он на Шихане, — в местности, где отложилась городская голь и рвань — разные «забракованные люди». Шихан — узкая улица, застроена старыми, высокими домами; в них помещались ночлежки, трактиры, хлебопекарни, лавки с бакалеей, старым железом и разной рухлядью; их населяли воры и приёмщики краденого, мелкие торгаши и торговки съестным. В этой улице всегда...
3. Голубая жизнь
Входимость: 35. Размер: 108кб.
Часть текста: угодника божия, одобрительно взглянул в синее, прохладное небо; козёл тоже остановился, встряхивая бородою, глубоко воткнув копыта в пыль. «В Париже - это невозможно, - подумал Миронов. - В Париже не позволят гонять козлов по улицам. Там не бросают под окнами петушиные головы...» Вдали, внизу, за оловянной полосою реки, за рыжей грудой зданий водочного завода и серыми пятнами домов земской колонии душевнобольных, опускается к песчаным холмам, в чёрные, мохнатые кусты можжевельника, распухшее, лишённое лучей, оранжевое солнце, как будто оно, гладко обритое, ускользнуло из колонии душевнобольных и прячется. Это повторялось каждый вечер и надоело, как страница многократно прочитанной книги, прочно вклеившаяся в память. Чтоб не думать, Миронов расставлял в жемчужном небе чёрные кружочки карты железных дорог: Москва - Рига - Берлин - Кёльн - Париж, но сегодня в небе не хватало места для этих кружков, последний из пяти приходилось ставить или очень близко к солнцу или в центре его, и тогда точка Парижа становилась досадно невидимой. А поставить эту точку в небе было совершенно необходимо; утвердясь на ней, воображение тотчас же, как всегда, создало бы голубой город, полный торжественно органного шума, город весёлых людей и необыкновенных приключений, где жизнь текла легко, просто,...
4. Бывшие люди
Входимость: 27. Размер: 54кб.
Часть текста: Кое-где лежат поросшие бурьяном кучи щебня и разного мусора — это остатки или начала тех сооружений, которые безуспешно предпринимались обывателями в борьбе с потоками дождевой воды, стремительно стекавшей из города. Вверху, на горе, в пышной зелени густых садов прячутся красивые каменные дома, колокольни церквей гордо вздымаются в голубое небо, их золотые кресты ослепительно блестят на солнце. В дожди город спускает на Въезжую улицу свою грязь, в сухое время осыпает её пылью, — и все эти уродливые домики кажутся тоже сброшенными оттуда, сверху, сметёнными, как мусор, чьей-то могучей рукой. Приплюснутые к земле, они усеяли собой всю гору, полугнилые, немощные, окрашенные солнцем, пылью и дождями в тот серовато-грязный колорит, который принимает дерево в старости. В конце этой улицы, выброшенный из города под гору, стоял длинный, двухэтажный выморочный дом купца Петунникова. Он крайний в порядке, он уже под горой, дальше за ним широко развёртывается поле, обрезанное в полуверсте крутым обрывом к реке. Большой, старый дом имел самую мрачную физиономию среди своих соседей. Весь он покривился, в двух рядах его окон не было ни одного, сохранившего правильную форму, и осколки стёкол в изломанных рамах имели зеленовато-мутный цвет болотной воды. Простенки между окон испещряли трещины и тёмные пятна отвалившейся штукатурки — точно время иероглифами написало на стенах дома его биографию. Крыша, наклонившаяся на улицу, ещё более увеличивала его плачевный вид — казалось, что дом нагнулся к земле и покорно ждёт от судьбы последнего удара, который превратит его в бесформенную груду полугнилых обломков. Ворота отворены — одна половинка их, сорванная с петель, лежит на земле, и в щели, между её...
5. Жизнь Клима Самгина. Часть 1, страница 18
Входимость: 25. Размер: 57кб.
Часть текста: О, чорт! Потом спросил: - Что же, ты думаешь, Лидия влюбилась в этого идиота? - Да, - сказал Клим, но через две-три секунды прибавил: - Наверное... - Ну... Иди, мойся. Ему удалось зажечь свечу. Клим заметил, что руки его сильно дрожат. Уходя, он остановился на пороге и тихо сказал: - Там сейчас дьякон читал о богородице, дьяволе и слабом человеке, Адаме. Хорошо! Умная бестия, дьякон. Чертя в воздухе огнем папиросы, он проговорил: Не Христос - не Авель нужен людям, Людям нужен Прометей - Антихрист. Это... ловко сказано! Швырнул папиросу на пол и ушел. Лысый старик с шишкой на лбу помог Климу вымыться и безмолвно свел его вниз; там, в маленькой комнатке, за столом, у самовара сидело трое похмельных людей. Дьякон, еще более похудевший за ночь, был похож на привидение. Глаза его уже не показались Климу такими огромными, как вчера, нет, это довольно обыкновенные, жидкие и мутные глаза пожилого пьяницы. И лицо у него, в сущности, заурядное, такие лица слишком часто встречаешь. Если б он сбрил тройную бороду и подстриг волнистую овчину на голове, он был бы похож на ремесленника. Человек для анекдота. Он и говорит языком рассказов ...

© 2000- NIV