Cлово "ОТЕЦ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТЦУ, ОТЦОВ, ОТЦА, ОТЦОМ

1. Фома Гордеев. Глава 3
Входимость: 72. Размер: 92кб.
2. Мальва
Входимость: 69. Размер: 95кб.
3. Жизнь Клима Самгина
Входимость: 53. Размер: 51кб.
4. Жизнь Матвея Кожемякина
Входимость: 48. Размер: 24кб.
5. Жизнь Матвея Кожемякина. Часть 1, страница 2
Входимость: 47. Размер: 35кб.
6. Голубая жизнь
Входимость: 44. Размер: 108кб.
7. Стечкин Н.Я.: Максим Горький, его творчество и его значение в истории русской словесности и в жизни русского общества. Глава четвертая
Входимость: 42. Размер: 85кб.
8. Беседы о ремесле
Входимость: 40. Размер: 151кб.
9. Фома Гордеев. Глава 2
Входимость: 37. Размер: 41кб.
10. Детство. Глава 11
Входимость: 35. Размер: 37кб.
11. Три дня (глава 4)
Входимость: 34. Размер: 27кб.
12. Дело Артамоновых. Глава 2, страница 2
Входимость: 32. Размер: 24кб.
13. Басинский Павел: Горький. Два Иоанна
Входимость: 32. Размер: 25кб.
14. Фома Гордеев. Глава 4
Входимость: 31. Размер: 47кб.
15. Воровский В. В.: Раскол в "темном царстве"
Входимость: 31. Размер: 50кб.
16. Мужик. Глава 3
Входимость: 31. Размер: 81кб.
17. Мещане. Действие 4
Входимость: 29. Размер: 47кб.
18. Дело Артамоновых. Глава 1, страница 4
Входимость: 29. Размер: 39кб.
19. Фома Гордеев. Глава 12
Входимость: 28. Размер: 45кб.
20. Жизнь Клима Самгина. Часть 1, страница 2
Входимость: 28. Размер: 49кб.
21. Последние. Действие 3
Входимость: 26. Размер: 37кб.
22. О тараканах
Входимость: 25. Размер: 111кб.
23. О детях
Входимость: 25. Размер: 41кб.
24. По Союзу Советов (часть 2)
Входимость: 24. Размер: 65кб.
25. Жизнь Матвея Кожемякина. Часть 1, страница 6
Входимость: 24. Размер: 24кб.
26. Последние. Действие 4
Входимость: 23. Размер: 31кб.
27. Львов-Рогачевский В. Л.: На пути в Эммаус
Входимость: 23. Размер: 129кб.
28. Фома Гордеев. Глава 11
Входимость: 22. Размер: 21кб.
29. Жизнь Матвея Кожемякина. Часть 1, страница 3
Входимость: 22. Размер: 24кб.
30. Мещане. Действие 3
Входимость: 21. Размер: 42кб.
31. Дело Артамоновых. Глава 4, страница 2
Входимость: 21. Размер: 28кб.
32. Егор Булычов и другие. Акт 2
Входимость: 21. Размер: 38кб.
33. Навождение
Входимость: 21. Размер: 19кб.
34. Последние. Действие 2
Входимость: 21. Размер: 40кб.
35. Жизнь Клима Самгина. Часть 2, страница 6
Входимость: 20. Размер: 57кб.
36. А. Штейнберг. Две души Горького
Входимость: 20. Размер: 35кб.
37. Дело Артамоновых. Глава 2, страница 5
Входимость: 20. Размер: 30кб.
38. Ещё раз об «Истории молодого человека XIX столетия»
Входимость: 20. Размер: 28кб.
39. Стечкин Н.Я.: Максим Горький, его творчество и его значение в истории русской словесности и в жизни русского общества. Глава третья
Входимость: 19. Размер: 78кб.
40. Жизнь Клима Самгина. Часть 2, страница 7
Входимость: 19. Размер: 46кб.
41. Дело Артамоновых. Глава 2, страница 4
Входимость: 19. Размер: 29кб.
42. Львов-Рогачевский В. Л.: Максим Горький
Входимость: 19. Размер: 91кб.
43. По Союзу Советов (часть 4)
Входимость: 18. Размер: 22кб.
44. Мещане. Действие 2
Входимость: 18. Размер: 36кб.
45. Варвары. Действие 2
Входимость: 18. Размер: 37кб.
46. Письма начинающим литераторам
Входимость: 18. Размер: 63кб.
47. Жизнь Клима Самгина. Часть 1, страница 4
Входимость: 17. Размер: 54кб.
48. Жизнь Матвея Кожемякина. Часть 1, страница 4
Входимость: 17. Размер: 29кб.
49. Изложение фактов и дум
Входимость: 17. Размер: 33кб.
50. Дело Артамоновых. Глава 4
Входимость: 16. Размер: 30кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Фома Гордеев. Глава 3
Входимость: 72. Размер: 92кб.
Часть текста: двух, которые сразу показались ему интереснее других. Один сидел впереди его. Фома, поглядывая исподлобья, видел широкую спину, полную шею, усеянную веснушками, большие уши и гладко остриженный затылок, покрытый ярко-рыжими волосами. Когда учитель, человек с лысой головой и отвислой нижней губой, позвал: "Смолин, Африкан!" - рыжий мальчик, не торопясь, поднялся на ноги, подошёл к учителю, спокойно уставился в лицо ему и, выслушав задачу, стал тщательно выписывать мелом на доске большие круглые цифры. - Хорошо, - довольно! - сказал учитель. - Ежов, Николай, - продолжай! Один из соседей Фомы по парте, - непоседливый, маленький мальчик с чёрными, мышиными глазками, - вскочил с места и пошёл между парт, за всё задевая, вертя головой во все стороны. У доски он схватил мел и, привстав на носки сапог, с шумом, скрипя и соря мелом, стал тыкать им в доску, набрасывая на неё мелкие, неясные знаки. - Ти-ше, - сказал учитель, болезненно сморщив жёлтое лицо с усталыми глазами. А Ежов звонко и быстро говорил: - Теперь мы узнали, что первый разносчик получил барыша семнадцать копеек... - Довольно!.. Гордеев! Что нужно сделать, чтобы узнать, сколько барыша получил второй разносчик? Наблюдая за поведением мальчиков, - так не похожих друг на друга, - Фома был захвачен вопросом врасплох и - молчал. - Не знаешь?.. Объясни ему, Смолин... Смолин, аккуратно вытиравший тряпкой пальцы, испачканные мелом, положил тряпку, не взглянув на Фому, окончил задачу и снова стал вытирать руки, а Ежов, улыбаясь и подпрыгивая на ходу, отправился на своё место. - Эх ты! - зашептал он, усаживаясь рядом с Фомой и уж кстати толкая его кулаком в бок. - Чего не можешь! Всего-то барыша сколько? тридцать копеек... а разносчиков -...
2. Мальва
Входимость: 69. Размер: 95кб.
Часть текста: играющей солнцем воды, она теряла свое основание вдали, где знойная мгла скрывала землю. Оттуда, с ветром, пролетал тяжелый запах, непонятный и оскорбительный здесь, среди чистого моря, под голубым, ясным кровом неба. В песок косы, усеянной рыбьей чешуей, были воткнуты деревянные колья, на них висели невода, бросая от себя паутину теней. Несколько больших лодок и одна маленькая стояли в ряд на песке, волны, взбегая на берег, точно манили их к себе. Багры, весла, корзины и бочки беспорядочно валялись на косе, среди них возвышался шалаш, собранный из прутьев ивы, лубков и рогож. Перед входом в него на суковатой палке торчали, подошвами в небо, валяные сапоги. И над всем этим хаосом возвышался длинный шест с красной тряпкой на конце, трепетавшей от ветра. В тени одной из лодок лежал Василий Легостев, караульщик на косе, передовом посте рыбных промыслов Гребенщикова. Лежал он на груди и, поддерживая голову ладонями рук, пристально смотрел в даль моря, к едва видной полоске берега. Там, на воде, мелькала маленькая черная точка, и Василию было приятно видеть, как она все увеличивается, приближась к нему. Прищуривая глаза от яркой игры солнечных лучей на волнах, он довольно улыбался: это едет Мальва. Она приедет, захохочет, грудь ее станет соблазнительно колыхаться, обнимет его мягкими руками, расцелует и звонко, вспугивая чаек, заговорит о новостях там, на берегу. Они с ней сварят хорошую уху, выпьют водки, поваляются на песке, разговаривая и любовно балуясь, потом, когда стемнеет, вскипятят чайник чая, напьются со вкусными баранками и лягут спать... Так бывает каждое воскресенье, каждый праздник на неделе. Рано утром он повезет ее на берег по сонному еще морю, в предрассветном свежем сумраке. Она, дремля, будет сидеть на корме, а он грести и смотреть на нее. Смешная она бывает в то время, смешная и милая, как сытая кошка. Может быть, она соскользнет с лавочки на дно лодки и уснет там, свернувшись в клубок. Она часто делает так... В этот день даже чайки...
3. Жизнь Клима Самгина
Входимость: 53. Размер: 51кб.
Часть текста: Часть первая ГЛАВА 1 Иван Акимович Самгин любил оригинальное; поэтому, когда жена родила второго сына, Самгин, сидя у постели роженицы, стал убеждать ее: - Знаешь что, Вера, дадим ему какое-нибудь редкое имя? Надоели эти бесчисленные Иваны, Василии... А? Утомленная муками родов, Вера Петровна не ответила. Муж на минуту задумался, устремив голубиные глаза свои в окно, в небеса, где облака, изорванные ветром, напоминали и ледоход на реке и мохнатые кочки болота. Затем Самгин начал озабоченно перечислять, пронзая воздух коротеньким и пухлым пальцем: - Христофор? Кирик? Вукол? Никодим? Каждое имя он уничтожал вычеркивающим жестом, а перебрав десятка полтора необычных имен, воскликнул удовлетворенно: - Самсон! Самсон Самгин, - вот! Это не плохо! Имя библейского героя, а фамилия, - фамилия у меня своеобразная! - Не тряси кровать, - тихо попросила жена. Он извинился, поцеловал ее руку, обессиленную и странно тяжелую, улыбаясь, послушал злой свист осеннего ветра, жалобный писк ребенка. - Да, Самсон! Народ нуждается в героях. Но... я еще подумаю. Может быть - Леонид. - Вы утомляете Веру пустяками, - строго заметила, пеленая новорожденного, Мария Романовна, акушерка. Самгин взглянул на бескровное лицо жены, поправил ее разбросанные по подушке волосы необыкновенного золотисто-лунного цвета и бесшумно вышел из спальни. Роженица выздоравливала медленно, ребенок был слаб; опасаясь, что он не выживет, толстая, но всегда больная мать Веры Петровны торопила окрестить его; окрестили, и Самгин, виновато улыбаясь, сказал: - Верочка, в последнюю минуту я решил назвать его Климом. Клим! Простонародное имя, ни к чему не обязывает. Ты - как, а? Заметив смущение мужа и общее недовольство домашних, Вера Петровна одобрила: - Мне нравится. Ее слова были законом в семье, а к неожиданным поступкам Самгина все привыкли; он часто удивлял своеобразием своих...
4. Жизнь Матвея Кожемякина
Входимость: 48. Размер: 24кб.
Часть текста: Кожемякин, сидя в постели, вспоминает день за днём свою жизнь и чётко, крупным полууставом, записывает воспоминания свои в толстую тетрадь, озаглавленную так: «Мысленные и сердечные замечания, а также некоторые случаи из жизни города Окурова, записанные неизвестным жителем сего города по рассказам и собственному наблюдению». Ниже, почерком помельче, приписано: «Для чтения с доверием и для познания скорбной жизни уездного русского города». Тетрадь лежит перед ним на косой доске столика-пюпитра; столик поставлен поверх одеяла, а ножки его врезаны в две дуги, как ноги игрушечного коня. С правого бока стола привешена на медной цепочке чернильница; покачиваясь, она бросает на одеяло тень, маленькую и тёмную, как мышь. В головах кровати, на высокой подставке, горит лампа, ровный свет тепло облил подушки за спиной старика, его жёлтое голое темя и большие уши, не закрытые узеньким венчиком седых волос. Когда старик поднимает голову - на страницы тетради ложится тёмное, круглое пятно, он гладит его пухлой ладонью отёкшей руки и, прислушиваясь к неровному биению усталого сердца, прищуренными глазами смотрит на белые изразцы печи в ногах кровати и на большой, во всю стену, шкаф, тесно набитый чёрными книгами. Сосредоточенно обращённый в прошлое взгляд старика медленно бродит в сумраке большой комнаты, почти не видя расплывшихся очертаний давно знакомых вещей, - их немного, все они грузные и стоят, точно вросли в пол. Простор комнаты пустынен, и сумрак её холоден. За книжным шкафом - дверь, от неё к передней стене вытянулся ещё шкаф, тоже полный книг. Два окна плотно закрыты ставнями, в простенке - старинное овальное зеркало в золотой фигурной раме, под зеркалом диван, перед ним стол с выгнутыми ногами, а на столе - старинная библия в коже; блестит серебро её...
5. Жизнь Матвея Кожемякина. Часть 1, страница 2
Входимость: 47. Размер: 35кб.
Часть текста: стволы деревьев, кое-где от их корней бессильно тянулись к солнцу молодые побеги, сорные травы душили их, они сохли, и тонкие сухие прутья торчали в зелени, как седые волосы. Приземистый, построенный из кондового леса - в обхват бревно - дом Кожемякина стоял боком на улицу, два его окна были скрыты от любопытных глаз палисадником и решёткою, а двор ограждён высоким забором с крепкими воротами на дубовых вереях. Фасад, с резным крыльцом посередине, обращён во двор, из его шести окон виден тёмный и слепой, наглухо забитый верхний этаж барского дома, источенная ржавчиною рыжая крыша, обломанные ветром трубы, согнутые флюгера и презрительно прищуренные слуховые окна. Стёкла их выбиты, на чердаке барского дома живёт много сизых голубей, по крыше осторожно ходят голодные кошки, охотясь за тяжёлой, неумной птицей. А из высокой крыши жилища Кожемякина, переломив её, неожиданно и странно высунулся чердак в два окна; их выцветшие радужные стёкла напоминают глаза совы, когда она днём, не мигая, смотрит на свет. По другую сторону дома - узкий и длинный сад, огороды и, за малинником, баня, между грядок свёклы, репы и моркови. Сад и огород тоже обнесены высоким забором, с гвоздями по гребню, за ним - сад монастыря; в густой зелени старых лип тонут голубые главы двух маленьких монастырских церквей - зимней и летней. Когда цветут липы, их жёлтый цветень, осыпаясь, золотит серые крыши монастырских строений, а одна липа так высока, что её пышные ветви достигают окон колокольни и почти касаются шёлковым листом меди маленьких колоколов. Квадратный двор Кожемякина весь обстроен службами, среди...

© 2000- NIV