Cлово "БОГ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: БОГУ, БОГА, БОГЕ, БОГОМ

1. Мережковский Д. С.: Чехов и Горький
Входимость: 91. Размер: 112кб.
2. Басинский Павел: Горький. Испытание Льва, испытание Львом
Входимость: 65. Размер: 45кб.
3. Луначарский А. В.: Свет во тьме
Входимость: 50. Размер: 32кб.
4. Басинский Павел: Горький. Бабушка Акулина
Входимость: 41. Размер: 24кб.
5. О сказках ("Вы спрашиваете: что дали...")
Входимость: 36. Размер: 22кб.
6. Знахарка
Входимость: 35. Размер: 22кб.
7. Мережковский Д. С.: Горький и Достоевский
Входимость: 34. Размер: 21кб.
8. Исповедь
Входимость: 32. Размер: 33кб.
9. Лев Толстой
Входимость: 32. Размер: 100кб.
10. Голубая жизнь
Входимость: 28. Размер: 108кб.
11. Глинка А. С.: О некоторых мотивах творчества Максима Горького (старая орфография)
Входимость: 26. Размер: 72кб.
12. Детство. Глава 7
Входимость: 26. Размер: 24кб.
13. Д.С. Мережковский. Не святая русь (религия Горького)
Входимость: 25. Размер: 30кб.
14. Исповедь. Страница 10
Входимость: 25. Размер: 28кб.
15. Отшельник
Входимость: 24. Размер: 51кб.
16. В людях. Глава 17
Входимость: 24. Размер: 28кб.
17. Стечкин Н.Я.: Максим Горький, его творчество и его значение в истории русской словесности и в жизни русского общества. Глава шестая и последняя
Входимость: 24. Размер: 61кб.
18. Исповедь. Страница 3
Входимость: 24. Размер: 23кб.
19. Мои интервью
Входимость: 24. Размер: 146кб.
20. Исповедь. Примечания
Входимость: 23. Размер: 17кб.
21. Чуковский Корней: Две души М. Горького
Входимость: 23. Размер: 74кб.
22. Исповедь. Страница 9
Входимость: 22. Размер: 29кб.
23. Басинский Павел: Горький. То "люди", а то "человеки"
Входимость: 22. Размер: 13кб.
24. Исповедь. Страница 5
Входимость: 22. Размер: 32кб.
25. О том, как я учился писать
Входимость: 21. Размер: 77кб.
26. Жалобы
Входимость: 21. Размер: 108кб.
27. Быков Д.: Был ли Горький? Часть вторая. Изгнанник
Входимость: 19. Размер: 116кб.
28. Испытатели
Входимость: 19. Размер: 28кб.
29. О религиозно-мифологическом моменте в эпосе древних
Входимость: 18. Размер: 13кб.
30. Мать. Часть 1, глава 11
Входимость: 18. Размер: 12кб.
31. Исповедь. Страница 7
Входимость: 18. Размер: 29кб.
32. Лето. Страница 5
Входимость: 17. Размер: 31кб.
33. Беседы о ремесле
Входимость: 17. Размер: 151кб.
34. Дело Артамоновых. Глава 2, страница 5
Входимость: 17. Размер: 30кб.
35. Скабичевский А. М.: Новые черты в таланте г. М. Горького
Входимость: 17. Размер: 54кб.
36. Исповедь. Страница 2
Входимость: 16. Размер: 26кб.
37. Русские сказки
Входимость: 16. Размер: 106кб.
38. Львов-Рогачевский В. Л.: Максим Горький
Входимость: 16. Размер: 91кб.
39. Шорник и пожар
Входимость: 15. Размер: 25кб.
40. Советская литература
Входимость: 15. Размер: 80кб.
41. Трое. Страница 6
Входимость: 15. Размер: 34кб.
42. Исповедь. Страница 4
Входимость: 15. Размер: 24кб.
43. Детство. Глава 4
Входимость: 15. Размер: 25кб.
44. Михайловский Н.К. "О повестях и рассказах Горького и Чехова"
Входимость: 15. Размер: 53кб.
45. О женщине (1934)
Входимость: 14. Размер: 59кб.
46. Басинский Павел: Горький. Наказание без преступления
Входимость: 14. Размер: 17кб.
47. Стечкин Н.Я.: Максим Горький, его творчество и его значение в истории русской словесности и в жизни русского общества. Глава пятая
Входимость: 14. Размер: 60кб.
48. Рассказ о необыкновенном
Входимость: 14. Размер: 76кб.
49. В людях. Глава 4
Входимость: 14. Размер: 53кб.
50. Достигаев и другие. Действие 2
Входимость: 14. Размер: 42кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Мережковский Д. С.: Чехов и Горький
Входимость: 91. Размер: 112кб.
Часть текста: литературы, Л. Толстого и Достоевского. Ибо нечего греха таить: великаны эти оказались нам не по плечу. Чехов и Горький русской интеллигенции как раз по плечу. Они ее духовные вожди и учителя, "властители дум" современного поколения русской интеллигенции. По Л. Толстому и Достоевскому можно судить не столько о современной действительности, сколько о более или менее далеких возможностях русского духа, не о том, что есть, а о том, что будет и, может быть, еще не скоро будет в России. По Чехову и Горькому можно судить о том, что сейчас есть или сейчас будет. Л. Толстой и Достоевский - выразители глубочайшей народной стихии и высочайшего культурного сознания России. Чехов и Горький выразители не столько народной, сколько сословной, не столько культурной, сколько интеллигентной середины русского среднего сословия, самого многочисленного и Деятельного, которому в настоящее время предстоит "делать историю" и за то, что будет сделано, дать ответ на страшном суде истории. Если бы среднего русского интеллигента спросить, за что он любит Чехова и Горького, не за то ли, что они учат верить в торжество прогресса, науки, человеческого разума, - всего того, что называется "гуманными идеями", - ...
2. Басинский Павел: Горький. Испытание Льва, испытание Львом
Входимость: 65. Размер: 45кб.
Часть текста: с которым Горький до этого уже встречался в Хамовниках и Ясной Поляне. Горький вспоминал: „Прочел ему сцены из пьесы ‘На дне’“, он выслушал внимательно, потом спросил: — Зачем вы пишете это?» Как ни странно, но можно предположить, что во время слушания пьесы Толстого одолевали те же сомнения, что и цензора Трубачова. В самом деле — зачем? Толстой воспринимал мир и искусство органически. Если человек за стаканом водки произносит монолог о гордом Человеке, значит, он просто бредит. Белая горячка. Толстой ждал от Горького произведений в «народном» вкусе. И вдруг такое! Нет, он, конечно, оценил тот факт, что Горький еще в первых своих «Очерках и рассказах» обратил внимание публики на человека «дна», на «совсем пропащих». «Мы все знаем, — записывает Толстой в дневнике 11 мая 1901 года в Ясной Поляне, — что босяки — люди и братья, но знаем это теоретически; он же (Горький. — П. Б.) показал нам их во весь рост, любя их, и заразил нас этой любовью. Разговоры его неверны, преувеличенны, но мы всё прощаем за то, что он расширил нашу любовь». В этой записи очень важна формулировка «заражать», так как главной целью искусства Толстой полагал именно «заражать» читателя своими мыслями, настроением, духовным строем. И если Горькому удалось «заразить» читателя любовью к босякам, следовательно, он выполнил, согласно Толстому, важную задачу. А вот с позиции художественной органичности Толстой бывал к Горькому беспощаден. Разумеется, начинающего драматурга Горького не мог не задеть «скучный» вопрос, как бы случайно брошенный великим старцем: «Зачем вы пишете...
3. Луначарский А. В.: Свет во тьме
Входимость: 50. Размер: 32кб.
Часть текста: (Львов в "Образовании"), так и не марксисты, как будто сошлись в одном: ""Исповедь" во всяком случае знаменует собою если не отказ, то некоторое отдаление Горького от марксизма". Да, всякое движение вперед или выяснение сущности того или другого учения марксизма - есть удаление от марксизма, тогда - да! Мы понимаем, что врагам марксизма очень хотелось бы считать его ныне и присно и во веки веков "сухой догмой", выдать его за нечто мертвое, как глыба камня, неспособное к жизни и развитию. Такая позиция дает возможность отсекать от марксизма всякую живую ветвь его, как незаконное новообразование, как болезнь, и осудить его на бесплодность, на пребывание косной величиной среди вечно развивающейся жизни. Мы понимаем выгоды такой позиции для врагов марксизма. Да и то сказать, они могут искренне верить в окаменелость марксизма потому, что внутри марксизма они не бывали, живой сути его не понимают. Что вы станете требовать от какого-нибудь Философова? Но марксисты! К сожалению, попадаются и среди них люди, которым как будто некогда разбираться в разных "новых выдумках" и которые хотят быть спокойны насчет теории. Почаще бы вспоминали слова Бебеля 1, отнюдь не ярого и легкомыс ленного новатора. Вот что говорил немецкий ветеран на ганноверском партейтаге (1890 г.): "Объявление кого-либо еретиком предполагает существование у нас догмы. Но, если существует партия, у которой нет догмы, то это социал-демократия, а если были люди, осудившие догматизм окончательно, очистившие от него наши головы, - то это были Маркс и Энгельс... У нас нет догмы и не может быть еретиков". 2. Одиссея богоискателя Герой "Исповеди" не социал-демократ и не рабочий, а полукрестьянин. Это следует хорошенько заметить. Повесть - его Одиссея богоискателя из "народа". Уж не...
4. Басинский Павел: Горький. Бабушка Акулина
Входимость: 41. Размер: 24кб.
Часть текста: Бабушка Акулина Бабушка Акулина Но Акулина Ивановна? Ведь она любила Алексея. И она не Каширина . Она Муратова. Она добрая. Она святая. За нее советует «держаться» мастер Григорий. Мифологию образа Бабушки Горький прописывал с особой тщательностью и любовью. Поэтому, как художник, именно здесь он превзошел самого себя. Ничего более нежного, поэтичного, чем этот образ, Горький не создал ни до, ни после повести «Детство». И если бы кроме этой повести он не написал ничего, мировая литература все равно бы пополнилась гениальным писателем, а этот шедевр остался бы великой не только художественной, но и психологической загадкой. В ее внешности было что-то «темное», языческое. Недаром в своей семье ее называли «ведьмой». — Что, ведьма, народила зверья?! Это кричит Василий Каширин после безобразной потасовки Якова и Михаила прямо во время обеда. Можно не обратить внимания на этот странный крик дедушки и принять его просто за случайное ругательство раздраженного главы семейства. Но в «Детстве», повести невероятно плотной по обилию всевозможных «знаков», намеков, символов, почти нет случайностей. Потому задумаемся: почему дед Василий именно собственную супругу обвиняет в начале распада семьи. Только ли...
5. О сказках ("Вы спрашиваете: что дали...")
Входимость: 36. Размер: 22кб.
Часть текста: литературой, которая в первоначале своем появилась до изобретения письменности и называется «устной» потому, что передавалась «из уст в уста»,— с литературой этой я познакомился рано — лет шести-семи от роду. Знакомили меня с нею две старухи: бабушка моя и нянька Евгения, маленькая, шарообразная старуха с огромной головой, похожая на два кочана капусты, положенных один на другой Голова у Евгении была неестественно богата волосами, волос — не меньше двух лошадиных хвостов, они — жесткие, седые и курчавились; Евгения туго повязывала их двумя платками, черным и желтым, а волосы все-таки выбивались из-под платков. Аицо у нее было красное, маленькое, курносое, без бровей, как у новорожденного младенца, в это пухлое лицо вставлены и точно плавают в нем синенькие веселые глазки. Бабушка тоже была богата волосами, но она натягивала на них «головку» — шелковую шапочку вроде чепчика. Нянька жила в семье деда лет двадцать пять, если не больше, «нянчила» многочисленных детей бабушки, хоронила их, оплакивала вместе с хозяйкой. Она же воспитала и второе поколение — внуков...

© 2000- NIV